я
  • miricle

«Я не люблю радикализм». Ефим Шифрин о политике, истории и уроках прошлого

Артист рассказал о том, почему герои не бывают смешными, а реформы должны идти сверху.
Корреспондент «АиФ Оренбург» встретился с Ефимом Шифриным после концерта, закрывающего фестиваль «Шалом-2015. Мир вашему дому», и поговорил об отношениях с людьми, политических пристрастиях, истории и зрителях.
С разговора об ужине (а был уже поздний вечер) и о том, что Шифрин, как он сам отметил, «практически всеяден, не люблю только вид вареных мозгов и брюссельскую капусту», как-то плавно перешли к беседе о людях
.


О политической невнятности и радикализме

Анна Жураковская, «АиФ Оренбург»: Ефим Залманович, а что касается людей, то Вы тоже «всеядны»?

Ефим Шифрин: Мой директор считает, что я ничего не понимаю в людях. Я все время ошибаюсь, никогда не угадываю. Кстати, это я говорю не для того, чтобы показать, что я хороший. На самом деле, это не очень хорошее качество. Каждый раз я наступаю на одни и те же грабли. Как мама, кстати... Маме при появлении любой новой подруги казалось, что вот эта самая лучшая, добрая и т.д. Она никогда ничего не таила, а потом все оборачивалось против нее. Я – совершенный клон мамы.

- Вы сами себя называете либералом, демократом и пацифистом, более того, вы сами себя называете политически невнятным, насколько политическая составляющая жизни вообще для вас важна?

- Вот вы употребили слово «невнятность», я совершенно его не считаю унизительным, для меня оно не несет отрицательного смысла. Моя политическая невнятность – это тоже следствие доверчивости человеческой. Вы знаете, основной упрек в социальных сетях: «Что же я не трогаю «главных врагов демократии?» На самом деле, я знаю хорошо только людей своего круга. Я могу возмущаться только про них. Есть обстоятельства непреодолимой силы: я не могу поменять строй, не могу поменять режим... При общении с людьми, которые качают и без того нестойкое здание, мне становится дискомфортно. Я очень люблю историю, обожаю просто, я все время там роюсь, не вылезаю из сетевых ресурсов, посвященных истории, слежу за каждой новой публикацией, ищу какие-то параллели. Я знаю, чем заканчивается почти всегда всякое недовольство образованного класса – оно редко заканчивается мягкими, гладкими реформами, следом за ними просыпаются вилы и топоры. Я не люблю радикализм, мне не нравится начинать все с нуля. Любая идея переустроить мир подразумевает, что его никто не будет переустраивать, его просто разрушат, сломают. Это как с Манежем – потом построят что-нибудь другое, но все уже будет не то. Я очень верю в реформы сверху. История самодержавной России меня этому учит, как бы мы ни относились к нашим императорам, но все, что начиналось снизу, несло разрушения.

Перемена пиджаков

- А сегодня Вы видите реформы сверху?

- Они как-то потихоньку начинались в начале века. После того, как за девяностыми следуют двухтысячные... Или память у людей отшибло, но девяностые же были просто кошмаром. Сейчас уже тренд новый – девяностые не были кошмарными, там был дух свободы. Но для меня те годы – это бесконечное исчезновение знакомых, крах самых радужных надежд. Люди переместились за границу, просто исчезли. Я видел, что творилось на гастролях, я парился в банях с местными князьками, мэрами, губернаторами, представлял, из чего слеплен этот истеблишмент провинциальный. Там же бандит на бандите сидел. А теперь меня уверяют, что девяностые – это торжество демократии и свободы! Давайте вспомним, сколько людей просто поубивали! А когда за девяностыми следуют двухтысячные, я понимаю, что реформы сверху возможны. Во-первых, поменялся цвет пиджаков. На самом деле – это большое дело, что исчезли эти малиновые и красные пиджаки, потому что малиновые пиджаки подразумевали пистолеты, а в шерстяном пиджаке человек как-то хочет устроить свой бизнес. Полистайте пьесы Островского, как нелепо в жизни выглядят купцы сил силычи! Это же просто паноптикум! А потом этот купеческий мир оборачивается третьяковыми, морозовыми, щукиными. Поэтому перемена цвета пиджаков – для меня это не так мало. Во всяком случае, они перестают жить, как в тире, по-другому свои дела решают. Если меня кто-то начнет уверять, что на Западе было по-другому, значит, кто-то забыл и «Крестного отца» и Великую депрессию и всю американскую литературу, связанную с ней. Я очень не люблю, когда из людей делают идиотов.

Герои не могут быть смешными

- Про Вас говорят, что Вы скрываете в себе интеллигента, это правда? Нельзя быть интеллигентом на сцене?

- Интеллигент смешон на сцене только тогда, когда он так же нелеп, как неинтеллигент. В этой галерее, которую сегодня я предъявил на концерте, людей из социальных низов чуть больше. Есть всякие, на самом деле. Понимаете, я не могу показывать героев на сцене, герои никому не смешны. Вообще, Шварценеггер не смешной, не смешной Бред Питт, Данила Козловский, Страхов – герои не могут быть смешными. Они герои, у них другие задачи.

- Насколько изменился Ваш зритель, например, за последние 25 лет?

- Мой зритель повзрослел, молодых лиц теперь в зале меньше, и я ими тем более дорожу. Во-первых, я их смех отличаю, во-вторых, весь этот stand-up во второй части концерта, вся эта работа с залом... Если бы в зале не было молодежи, я бы, может быть, и не включал это. 25 лет назад это было невозможно. Я читал тексты с печатями, как я мог говорить с залом? Это счастье доставалось только конферансье, и то ... Я просто помню очень хорошо москонцертовское время, когда всякое общение с залом не вмещалось в рамки дозволенного. Текст должен был быть написан на бумаге. И мне кажется, что я даже превзошел всю эту поросль от «Stand-up Comedy», я вижу, что КВН сейчас весь написанный, весь сделанный. А вот у меня сегодня в зале почти 20 минут было совершенно живое общение и почти не было заготовок. Мне и концерт и зрители понравились.



21.12.2015г. «АиФ-Оренбург»
я
  • miricle

У НАС ЗВЕЗДА! ЕФИМ ШИФРИН ПОБЫВАЛ С КОНЦЕРТОМ В ЮЖНОУРАЛЬСКЕ

5 ноября в 19 часов несколько сотен человек пришли в городской Дом культуры, чтобы вживую посмотреть на человека, который на протяжении вот уже более 30 лет смешит всех с телеэкранов. Но одно дело посмотреть на Ефима Шифрина в телевизоре и совсем другое — в жизни. Корреспондент сайта вся-округа.рф вместе со всеми познакомился с комиком.


Collapse )
я
  • miricle

Ефим Шифрин: «Я не помню, когда я был я»

Ефим Шифрин — не только универсальный актер, но и уникальный человек. Может быть, мы и запомнили его как юмориста из «Аншлага». Но в жизни сложно перечесть все сферы, в которых он проявил себя: актер театра, певец, киноартист, участник громких телевизионных проектов «Цирк» и «Большие гонки», спортсмен-бодибилдер, имеющий звание «Мистер Фитнес». И это еще не все. О себе, о своей жизни, об отношении к актерам и современному юмору нам удалось поговорить с Ефимом Залмановичем в нашем эксклюзивном интервью.


Collapse )
я
  • miricle

Ефим Шифрин: «Мой путь — синтез театра и хороших традиций эстрады»

25 октября актер Ефим Шифрин выступит в Кронштадтском дворце молодежи с эстрадной программой «Шифринизмы-new».

Среди юмористов, он, пожалуй, один из немногих, кто не мельтешит безотлучно в телевизоре. Как шутит Шифрин, раньше он лез к зрителям чуть ли не из утюга. А сейчас поступает более избирательно — телевидение заменил театральными подмостками и играет в драматических спектаклях. В его репертуаре – монологи, которые давно составили золотой фонд российской эстрады. Особая атмосфера, несмолкаемый смех и интеллигентность – отличительные черты сольных концертов Шифрина. Ефим Шифрин уже несколько лет не участвует в юмористических капустниках. Но от этого он, кажется, даже выиграл. Шифрин уже на протяжении десятков лет гастролирует и при этом неизменно собирает полные залы. Программа «Шифринизмы-New» отличается неподражаемым юмором, потрясающими сатирическими монологами и оригинальными вокальными номерами.

Ефим (Нахим) Залманович Шифрин родился 25 марта 1956 года в посёлке Нексикан Магаданской области. Уже в юности он понял, что его призвание – сцена, и предпринял попытку поступить в театральное училище в Москве. После неудачи Шифрин вернулся в Ригу, где его семья жила после реабилитации отца (он был репрессирован по обвинению в шпионаже в пользу Польши).

В 1973 году Шифрин стал студентом филологического факультета Рижского университета, однако через год вновь уехал в Москву и поступил в Эстрадно-цирковое училище на курс Романа Виктюка. Уже в 1977 году он начал работать в студенческом театре МГУ. Шифрин играл в спектаклях спектакли «До свидания, мальчики!» и «Ночь после выпуска».

«Думаю, что мой путь – некий синтез театра и хороших, способных пережить время традиций эстрады. – говорит Ефим Шифрин. — На этом стыке, маленьком пятачке куда приятнее что-то выдумывать. Мне всегда казалось, что и самые интересные науки возникают на стыке. Те люди, которые пророчат нашему жанру близкую смерть, не подумали о вероятном спасении для неё: в лоне мамы – в лоне театра, из которого она вышла».

О своих телевизионных работах Шифрин говорит так: «С одной стороны, телевидению я обязан своей популярностью, с другой – сержусь на него за свою тиражированность. Чисто телевизионной работы у меня никогда не было, я не вёл ток-шоу, не читал новости с экрана, не объявлял погоду. Кстати, часть эстрады ушла и на телевидение, это теперь место работы для многих: Галкин, Лолита, Петросян…»

На этот вопрос он отвечает так: «Я себя мудрым не ощущаю. Просто жизненный опыт вооружил меня каким-то знанием. Я понимаю, что в этой жизни можно рассчитывать только на то, что ты сделал сам. И я в этом мало чем отличаюсь от тех, кого принято считать удачливыми людьми. Я знаю, что удача поворачивалась ко мне лицом только тогда, когда я перед этим много трудился. И считаю, что в этом только и заключается моя нехитрая житейская философия».

25 октября, начало в 18.00, Кронштадтский дворец молодежи (Советская ул., 35А) Тел. 311-22-14

«kronгазета», № 40 (294) от 19 октября 2015 года